Skip to content

h2center.ru

ООО КВТ arrow Материалы arrow Статьи arrow Банкротсво ООО НИК НЭП. Часть 6
Банкротсво ООО НИК НЭП. Часть 6 Версия для печати
Статьи - Статьи

           О "водородной копеечке" или о развитии инновационных технологий в России

           Часть 6. Анализ причин низких темпов инновационного развития водородных технологий в нашей стране 

           Сложные коллизии в области экономики и юриспруденции хотя и занимают большую часть описанных исследований по объему, но не являются основными причинами, приводящими к торможению инновационного развития в нашей стране. Они лишь добавляют важные детали, из которых складывается представление о масштабах и глубине негативных процессов, не только в области развития водородных технологий, но и в вопросах модернизации экономики страны в целом.
          В какой то степени, нарушения в области законодательства, имевшие место в деле о банкротстве ООО НИК НЭП  характеризуют готовность нашего общества, не задумываясь о последствиях, запускать схемы решения экономических вопросов с использованием сомнительных инструментов, таких как коррупционно-криминальные бизнес технологии (ККБТ). Может быть это пережитки времен "перестройки", так как по мнению большинства экспертов, ликвидация ООО НИК НЭП не требовала использования процедур банкротства, а тем более ККБТ. Последовательное сворачивание работ, погашение всех долгов дочерней компании, в том числе задолженности сотрудникам предприятия по зарплате, принятие всех дорогостоящих активов, стоимостью почти 2 миллиарда рублей на баланс ГМК, было бы более удачным финансово-экономическим решением этой внутри корпоративной задачи ОАО ГМК "Норильский никель". 
          Рассматривая эту историю  с позиции сегодняшних знаний о прошедших событиях, следует сказать, что конечно по сравнению с «лихими 90-ми», спор решался, как бы «цивилизовано»,  в судебном порядке. Однако нервозность,  связанная с возникновением доказательств о наличии в деле фальсифицированных документов сделала процедуру банкротства ООО НИК НЭП для ГМК достаточно затратной. Вместо планируемых ОАО ГМК «Норильский никель» и ЗАО «Современные технологии бизнеса» шести месяцев,  банкротство ООО НИК НЭП  затянулась более чем на три года (см. договор №23/10/87-нн/409-2009 от 15.07.2009 года). Помимо финансовых потерь ГМК пришлось нести существенные затраты по административному, бухгалтерскому и юридическому обслуживанию, не говоря уже об имиджевых потерях, связанных с тем, что эта история благодаря своему очень «громкому» началу не могла пройти незаметно и бесследно. Это дело из  частного случая, связанного со спором нескольких хозяйствующих субъектов, превратилось в  событие национального масштаба. В рамках ККБТ была применена достаточно сложная система финансово-юридических сделок, которая основывалась на противоречиях национального законодательства и международного вексельного права. Как правило, такие сделки заключаются или исполняются на принципах, не соответствующих рыночным условиям и с нарушением законодательства Российской Федерации, но простроены таким образом, чтобы это было неочевидно, и чтобы трудно было доказать их криминальный или коррупционный характер.  Правоохранительная и судебная система, к сожалению, не накопила еще опыта противодействия таким изощренным ККБТ. По крайней мере, такой вывод можно сделать на основании сегодняшнего результата, cвязанного с банкротсвом ООО НИК НЭП. Действительно, есть показания фигурантов дела, о том что доказательства в деле о банкротстве НИК НЭП имеют признаки фальсификации, но правоохранительные органы не возбуждают уголовное дело,  Арбитражный суд Ростовской области  не рассматривает заявление о фальсификации доказательств, суды апелляционной и кассационной инстанции не видят в этом нарушений закона.  
 Перипетии этого дела в подробностях изучались Следственным комитетом России, прокуратурами и ГУВД Москвы и Ростовской области.    Кто только, куда  не жаловался? Особенностями ведения бизнеса ОАО ГМК "Норильский никель" в отношении ООО НИК НЭП интересовались партнеры и конкуренты ГМК, да и просто любители детективных историй, рассматривающие ее как документальный он-лайн интернет роман. Некоторые такие любители представляли интересные материалы, часть которых публикуется в настоящей работе.  Однако,  большинство публичных деятелей от бизнеса и науки, оптимистично, продвигавшие  проект на стадии финансирования (когда еще были деньги), позволили себе уклониться от высказывания своей правовой оценки  процедур банкротства ООО НИК НЭП (когда уже деньги закончились), которое превратилось в банкротство самой идеи  бизнес-государственного партнёрства, организованного  ГМК Норильский никель и РАН. Может быть из-за  их молчаливого "безразличия" не удалось схватить за руку  устроителей этих  коррупционно криминальных технологий, может быть по их вине  правоохранительная и судебная системы оказались такими неэффективными в решении этой конкретной задачи, утверждать нельзя, но задаться вопросом можно!   В результате, доверчивые подрядчики ООО НИК НЭП не только не получили средства за выполненные работы,  но оказались должны бюджету за начисленные с неоплаченной реализации налоги.  

             Благодаря принципиальной позиции ряда конкурсных кредиторов - членов НАВЭ, перед бывшими сотрудниками ООО НИК НЭП частично  удалось погасить задолженность по зарплате, а  схему ККБТ, в финансовом плане, сделать для участников этой аферы не достаточно "прибыльной" (по крайнем мере так хотелось бы думать).
          Прежде чем рассмотреть выводы и рекомендации по теме, связанной с инновационным развитием в области водородных технологий, являющейся основной задачей настоящего исследования, необходимо учитывать специфические особенности становления экономики России на современном этапе. Стремление государственных органов Российской Федерации к модернизации экономики нашей страны является естественной реакцией на современные мировые тенденции поступательного развития. Надо иметь в виду, что в разных странах, в зависимости от состояния социально-экономических отношений внутри страны и  степени интеграции их экономики в международную систему, объективные условия для реализации инновационных процессов имеют существенные различия. Необходимо понимать, что развитие экономических институтов в России существенно уступает уровню развития таких институтов в странах со сформировавшейся рыночной экономикой. Целесообразно учитывать, что наша страна до сих пор находится в стадии перестройки своего  механизма управления, вызванного переходом от монополии государственной собственности, к рыночным отношениям, принятым в России на современном этапе. За последние 20 лет в России созданы практически все видимые атрибуты рыночных отношений, однако во многих случаях рыночные механизмы работают с большими нареканиями. Они не обеспечивают современные требования по эффективности управления экономикой, принятые во всем мире. Здесь не надо даже далеко ходить за примерами. Достаточно прочитать публикации в СМИ или послушать выступления руководителей нашей страны по вопросам  модернизации экономики, коррупции, криминала и т.п. Только административными ресурсами добиться ускорения развития экономики невозможно. Необходимо изменение психологии предпринимательства. А это требует времени, много времени.  Можно надеяться, что следующее поколение, не испорченное революционной  психологией приватизации, сможет избавиться от синдрома "утопического" капитализма, который поразил сегодня все слои общества. Все проблемы с которыми сталкивается наша экономика, связаны с низкой культурой предпринимательства. Предпринимательства, как основной движущей силы социально-экономического прогресса.  В качестве примера можно продемонстрировать неэффективность правоприменительной практики при использовании  некоторых важных  инструментов управления рыночными механизмами. Это касается, например, вновь появившихся институтов оценки имущества, банкротства, аудиторской деятельности и др. Существенно модернизированы институты технического регулирования, правосудия или планирования инновационной деятельностью. Не секрет, что существенная часть экономики страны находится в тени и многие предприятия работают по серым схемам с применением ККБТ. Но мало кто сталкивался с ситуацией, когда аудиторские компании учитывают эти факторы при формирование аудиторского заключения, или отказываются от проведения аудиторских проверок из-за отсутствия достоверной информации. Наоборот, консалтинговые компании часто оказывают консультационные услуги   в ходе рейдерских захватов предприятий, преднамеренного или фиктивного банкротства. Во многих случаях это делают образованные и хорошо подготовленные в профессиональном смысле люди, корпоративная субкультура которых  обслуживает соответствующий социальный коррупционно-криминальный заказ.
          Другим важным фактором, который влияет на темпы модернизации страны является человек "перестроившийся". Ощущается острая нехватка в специалистах, способных мыслить новыми категориями технического регулирования. Монополия государственной собственности на орудия и средства производства уже давно отменена, но бизнес пока не понял, какие возможности ему дает эта свобода. Современная система  технического регулирования, например, продолжает упираться в архаичные нормы 30-40 летней давности, по крайней мере в области водородных технологий. В результате, реализация научно-технических программ, финансируемых из бюджета или с использованием внебюджетных средств, не приносит  желаемых результатов. Малоэффективно работают многие исследовательские институты, отраслевые научные центры, университеты и др. Современный бизнес, в большей части выросший на приватизации советских предприятий и умении оптимизировать налоговые затраты, не готов ждать результатов инвестиций в инновационную деятельность с циклом коммерциализации более 5-10 лет.  Некоторые государственные органы не смотря на громкие декларации о необходимости продвижения инноваций, часто идут «навстречу» отечественному производителю по предоставлению различных преференций вместо того, чтобы поставить его в жесткие условия,  стимулирующие к созданию инновационной продукции.
          Такое состояние дел, во многом связано с тем, что  в странах с развитой рыночной экономикой,  формировавшейся иногда столетиями, социально-экономические отношения и используемые финансовые инструменты «притерлись» друг к другу и показывают себя достаточно эффективно. Но брошенные на неподготовленную почву переходного периода эти же институты не только плохо  работают на общее развитие страны, но и часто используются недобросовестными участниками рынка, в том числе и рынка инновационной продукции. Очевидно, что те социально-экономические и политические решения, связанные с «перестройкой» страны, которые были приняты в конце прошлого века еще продолжительное время будут диктовать особый путь развития экономики Российской Федерации,  существенно отличающийся от других развитых стран, модель управления которых не претерпела таких революционных изменений как в России. В этой связи экономические институты, показывающие хорошую эффективность в странах с традиционно развитыми рыночными отношениями применимы для экономики переходного периода России с большими оговорками.

          Казалось бы, что эти рассуждения связаны с инновационным развитием нашей страны косвенно. Однако это не так! Отсутствие инновационного развития в области водородных технологий в течение 20 последних лет является наглядным примером такого утверждения. Сотни людей приложили свой усилия, а иногда и настоящий «талант», чтобы эра водородной экономики, о которой говорят во всем мире, как об экономике будущего, в нашей стране в ближайшее время не наступила. Наверное не все эти люди думали о своей корпоративной или личной выгоде. Некоторые так поступали из-за отсутствия со стороны государства сигнала «НЕ ТОРМОЗИ». В результате за последние десятилетия в  области водородных технологий  нет существенного прорыва. Такое состояние дел, во многом,  связано с недостаточной поддержкой государством НИОКР, разработок по совершенствованию нормативно-технической базы (НТБ), отсутствием планов развития по координации усилий бизнеса и государства. Различные финансовые институты безсистемно финансируют отдельные проекты, которые часто бывают не связаны между собой, по крайней мере в области предмета исследования. Без формирования государственной технической политики не возможно инновационное развитие в принципе. Начинать необходимо с усовершенствования НТБ и устранения архаичных запретов связанных с производством, хранением и использованием водорода. Необходимо не только широко использовать международный опыт, но и активно поддерживать исследовательские работы в этой направлении. Уникальный отечественный̆ опыт нормирования безопасности при работе с водородом формировался в основном в ракетной и химической отраслях на крупномасштабных объектах в условиях слабых ресурсных ограничений (в виде отраслевых норм и правил) и мало применим для бытовых автономных энергоустановок или автомобилей, использующих водород в качестве топлива, и для необходимой им инфраструктуры производства, хранения и транспортировки водорода, обслуживания и ремонта водородных устройств и систем. Точнее, перенос этого опыта на условия массового использования водородных технологий просто лишает  водородную экономику какой-либо перспективы, даже в плане приобретения инновационной техники за рубежом.

          Что касается отечественного опыта нормативного регулирования вопросов безопасности при работе с водородом, то наиболее полным его воплощением стали действующие в настоящее время в соответствии с федеральным законом «О промышленной̆ безопасности» Правила безопасности при производстве водорода методом электролиза воды, утвержденные постановлением Госгортехнадзора России от 6 июня 2003 г. No 75. В правоприменительной практике технического регулирования и надзора нормы указанных Правил используются не только для электролизных производств. За отсутствием аналогичных нормативных документов для других водородных технологий большинство этих норм применяется и к его производству другими способами, и к его транспортировке и хранению. Несмотря на то, что Правила утверждены относительно недавно, они ориентированы только на крупномасштабное производство, хранение, транспортировку и использование водорода. Это наглядно демонстрирует, прежде всего, установленная Правилами классификация устройств и систем, содержащих емкости водорода под давлением, по количеству содержащегося в них водорода. Ограничения, установленные в указанном документе,  применяется, в частности, для нормирования расстояний от мест хранения (складов) баллонов до производственных зданий, а также до жилых и общественных зданий. При этом минимальное безопасное расстояние до производственных зданий в зависимости от категории склада может изменяться от 15 до 30 м, а до жилых и общественных зданий должно быть не менее 100 м независимо от емкости склада. Подробнее с проблемами безопасности применения водорода при его производстве хранении и использовании можно ознакомиться  в статье Шелища П.Б. и Раменского А.Ю., опубликованной в журнале Альтернативная энергетика и экология №11  2009 г.
          Говоря о проблеме внедрения водородных технологий необходимо иметь ввиду, что во всем мире водород рассматривается в первую очередь как топливо для автомобилей и только во вторую очередь как топливо для стационарных установок 
Научный российский потенциал в лице институтов РАН, государственных научных центров и технических университетов способен представить инновационные разработки в области водородных технологий, например, в сфере топливных элементов, криогенной техники и др. Но изобретатели не могут продвигать даже самые передовые разработки, так как их коммерциализация требует огромных вложений, которые не способно предоставить даже государство. Это, например, касается попытки коммерциализации топливных элементов (ТЭ). История этой неудачи представляет собой большое научное социально-экономическое значение, так как позволяет на конкретном примере понять почему государство и бизнес не могут договориться в области  инновационного развития. Безусловно, исследуя этот пример не следует делать всеобъемлющих выводов. Это всего на всего только один пример, но кто знает может быть появятся и другие. Например в области создания гибридных автомобилей, электромобилей и т.п.
          Но если вернуться к рассуждениям о трудностях в организации массового использования топливных элементов, то главным сдерживающим фактором в их продвижения на рынок является высокая стоимость самих ТЭ. Снижение их стоимости может обеспечить только  массовое производство ТЭ. По мнению большинства экспертов, это возможно в условиях мирового автопрома с его объемами производства равными почти 60 млн. авто в год. 
В этой связи национальная инновационная политика в области водородных технологий должна опираться на международное сотрудничество. Такая политика применительно к автомобильному транспорту в ближайшие 2-3 года может быть сосредоточена не столько на создании условий для НИОКР, позволяющих догнать быстро развивающиеся инновационные технологии, сколько на интеграции национальных институтов и предприятий в мировой рынок водородных технологий. Это позволит получить доступ к современным технологиям, сэкономить существенные материальные и временные ресурсы для дальнейшего развития и стартовать с опережающими  темпами, используя новый технологический уровень. Какие же предприятия являются лидерами в этой области? В первую очередь это пятерка мировых автопроизводителей (2010 г.):
• Toyota (Япония) — 8,56 млн шт.
• General Motors (США) — 8,48 млн шт.
• Volkswagen (Германия) — 7,34 млн шт.
• Hyundai Motor (Южная Корея) — 5,76 млн шт.
• Ford (США) — 4,99 млн шт.


          Годовая выручка десяти компаний мировых лидеров от продажи автомобилей соизмерима с валовым внутренним продуктом Российской Федерации (ВВП), представляющим собой экономический  показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства для потребления, экспорта и накопления. Такое экономическое сравнение не является строгим, однако дает представление о том, что обладая существенными рыночными ресурсами, эти компании, да еще  во взаимодействии друг с другом, могут себе позволить финансирование в области инновационных технологий в большем объеме, по сравнению с отечественными предприятиями, даже такими крупными, как ОАО ГМК "Норильский никель", Поэтому они имеют возможность планировать свое развитие на более далекую перспективу. Большинство из них декларируют начало организации мелко - серийного производства водородных автомобилей в 2015 году. 


          В какой то степени, вызов отечественному автопрому и мировым автопроизводителям  брошен одним из организаторов   бизнес-государственного партнерсва ГМК и РАН в области водородных технологий  Прохоровым М.Д.,  ныне  президентом частного инвестиционного фонда Группа ОНЭКСИМ. Продвигаемый  проект ё-мобиля, по представленной  в СМИ декларации, может стать прототипом водородного автомобиля в будущем, если заменить его энергоустановку с ДВС на ТЭ. Хотелось бы верить, что опыт полученный в процессе реализации предыдущего проекта будет учтен, а вывод сделанный  в настоящей работе о невозможности постройки и организации массового производства дешевого конкурентоспособного инновационного автомобиля    в нашей стране без участия лидеров мирового автопрома будет опровергнут. Время покажет.

          По данным Европейской комиссии, в 2010 году главными инвесторами в развитие водородной энергетики были: США ($500 млн.), Япония ($300 млн.) и страны ЕС ($230 млн.). К странам-лидерам также относятся Южная Корея ($100 млн.) и Китай ($60 млн.).
Данные приведены с сайта Cleandex  (http://www.cleandex.ru/articles/2012/01/27/strany-lidery_mirovoj_vodorodnoj_jenergetiki_v_2010-2011_gg._obzor_evropejskih_proektov)

          В 2010-2011 гг. помимо средств, которые расходовали автопроизводители США,  департамент энергетики этой страны (Department of Energy) выделил $170 млн. на исследования и работы по продвижению топливных элементов. Объем финансирования на 2012 год, по предварительным оценкам,  составил еще $100 млн.
Помимо поддержки федерального центра в США существуют инициативы со стороны отдельных штатов: Нью-Йорк, Коннектикут, Огайо, Калифорния.

          Япония является лидером по объему использования водородных топливных элементов.  В стране системы отопления на водороде продаются с 2009 года, и к октябрю 2011 года таких систем было продано порядка 5000 тыс.  На субсидии, связанные приобретением  в 2010 году было потрачено $75 млн.
В начале 2011 года Япония инициировала демонстрационный проект "водородного города", на котором будут отработаны принципы построения соответствующей инфраструктуры. Государство и частные компании также вкладывают средства в строительство водородных заправок.
Глобальное развертывание водородной инфраструктуры запланировано к 2015 году. Потенциальный объем рынка топливных элементов в стране оценивается в $3,9 млрд.; основные потребители – поставщики энергии, автомобильные компании, строительно-монтажные компании и производители электроники.

         В Европе институтом развития водородной энергетики является платформа HFP (European hydrogen and fuel cell technology platform), стартовавшая  в 2003 году. Она предназначена для создания водородно-ориентированной энергосистемы в странах ЕС к 2050 году. Плановый объем финансирования в рамках технологической платформы составляет €7,4 млрд в период 2007-2015 гг. На разработку технологий в период 2008-2013 гг. пока планируется потратить €940 млн., т.е. седьмую часть от декларированного объема.
Эти объемы финансирования обеспечиваются Седьмой рамочной программой научно-технического развития Европейского Союза (FP7), а также участниками рынка и исследовательскими компаниями. За счет этих средств финансируется более 100 проектов в четырех основных направлениях:
• транспорт и транспортная инфраструктура – 32-36% средств;
• производство и распределение водорода – 10-12%;
• стационарная генерация и когенерация – 34-37%;
• новые рынки – 12-14%;
• другие направления – 6-8%.

          В Китае водородные топливные элементы и использование водорода рассматриваются на правительственном уровне как центральное направление долгосрочного развития науки технологий. Основные области развития – производство портативной электроники, стационарных и мобильных устройств, получение водорода с использованием солнечной энергии, энергии биомассы, природного газа и угля.

          Южная Корея пошла по пути Японии и предложила в 2010 году субсидию для покупателей водородных систем отопления в объеме 80% их стоимости. Величина субсидии будет последовательно снижена до 50% в 2013-2016 гг. и до 30% в 2017-2020 гг. 
Правительство страны продекларировало цели по достижению 20% мирового рынка топливных элементов к 2025 году и созданию 560 тыс. рабочих мест в отрасли. К 2030 году топливные элементы должны занять 47% в общем объеме потребления "зеленого" электричества в Сеуле, т. е. их вклад будет сравним со вкладом всех других ВИЭ, в том числе энергии солнца, геотермальной энергии, энергии биомассы, вместе взятых.

          Таким образом, основной целью инновационного развития водородных технологий во всем мире является не внедрение отдельных эффективных разработок, а формирование рынка водородной экономики, создание рабочих мест, поиска экономических ниш и выгодных направлений инвестиционных вложений на перспективу. Огромные транснациональные компании медленно разворачивают мировой автопром на внедрение водородных автомобилей, первым этапом  такого внедрения будут автомобили с комбинированными энергоустановками (гибриды), а вторым электромобили. Водородный автомобиль в этом случае рассматривается как электромобиль с улучшенными характеристиками энергоустановки. 

          Мировое сообщество, оказывает предприятиям, вкладывающим средства в развитие водородных технологий большую поддержку. Многие страны, активно продвигают водородную инфраструктуру, позволяющую эксплуатировать водородные автомобили, включая строительство водородных заправочных станций. Участвуют в разработке международных стандартов в рамках ИСО и МЭК, позволяющих гармонизировать требования к производству, заправке и эксплуатации таких автомобилей. 
Обращает на себя внимание тот факт, что интерес к вопросам водородных технологий проявляют не только страны – лидеры автопрома, но и государства из второго десятка автопроизводителей, а также не имеющие собственного производства автомобилей. 
К таким странам относятся:
 Канада, 
Великобритания, 
Швеция, Норвегия, 
Дания.
Этот интерес связан с тем, что мировой рынок водородных автотехнологий формируется в рамках широкого международного сотрудничества и определяется не только производством автомобильной техники, но развитием инфраструктуры, для ее заправки и обслуживания. На первом этапе такие работы ведутся в рамках транспортно-энергетических водородных комплексов (ВТЭК) состоящих из водородных заправочных станций и парка автомобилей, на которых они заправляются. При этом вопросам безопасности ВТЭК уделяется первостепенное значение. Для этих целей ведется разработка сложных инновационных автоматизированных систем безопасности, пожаровзрывобезопасного оборудования, систем хранения водорода как в сжиженном, так и в компримированном  состоянии с давлением до 700 атм.

          Наша страна специализируется на поставке сырья на мировой рынок, в том числе такое сырье может поставляться и для производства компонентов ВТЭК, включая реализацию драгоценных металлов, являющихся наиболее эффективными каталитическими материалами, стоимость которых составляет существенную часть топливных элементов.
Кроме того, учитывая повышенную опасность водорода, большое значение приобретает участие стран в работе международных организации по стандартизации, связанной с разработкой  нормативно-технической базы для безопасного производства, хранения, транспортировки и использования этого топлива.

          Учитывая изложенное, робкие попытки бизнес-государственного партнерства с участием ОАО ГМК «Норильский никель» и РАН выглядят  стремлением построить водородную энергетику в отдельно-взятой стране и даже покупка американской компании «Плаг Пауэр» представляет собой сугубо корпоративное мероприятие ОАО ГМК «Норильский никель». Участие в международной кооперации в области водородных технологий не входило в планы партнёрства, ставившего себе цель, связанную с создание импортозамещающего оборудования. Опыт показал, что поставленная задача оказалась утопической.
Учитывая изложенное, НП НАВЭ в течение ряда лет продвигает проект, связанный со строительством и организацией эксплуатации первого в нашей стране ВТЭК, включающего водородную заправочную станцию, парк водородных автомобилей с использованием международной кооперации.  Подготовлено обоснование проекта разработки, создания и отладки опытных образцов модельного ряда типового водородного транспортно-энергетического комплекса, осуществления их опытной эксплуатации на маршрутах общественного автомобильного транспорта, подготовки (доработки) на основе полученного опыта национальных стандартов, необходимых для развития водородной транспортной и коммунальной энергетики.
 Такой водородный транспортно-энергетический комплекс включает в себя водородную заправочную станцию и парк автобусов в количестве 7 шт. Предварительная проработка с муниципальными властями г. Сочи проведена. Они готовы поддержать такую инициативу. Однако, муниципальная собственность в регионе не велика, основные транспортные предприятия города находятся в федеральном управлении.
Вместе с тем, многие мировые автопроизводители готовы сотрудничать в этой области с федеральными и муниципальными органами власти Российской Федерации и в перспективе парк  водородных автомобилей может быть расширен, а опробованные на первом ВТЭК технологии можно было бы тиражировать в других регионах Российской Федерации.
 Национальной ассоциацией водородной энергетики, начиная с 2007 г., ведется работа  по имплементации международных стандартов с тем, чтобы обеспечить в самое ближайшее время возможность эксплуатации в Российской Федерации, как водородных автомобилей, так и всей водородной инфраструктуры, включая ВЗС.
          К сожалению ни государство не отечественный бизнес не проявляют интереса к этому проекту. Можно сказать больше, «помощь» ОАО ГМК «Норильский никель» в развитии водородных технологий поставила многие предприятия, занятые инновационной деятельностью в очень сложное финансово-экономическое положение.

                 Важно обратить внимание еще на один момент, связанный с тем, что Государственная Дума  Российской Федерацией 26.04.2013 года рассмотрела в первом чтении законопроект «Об основах государственно-частного партнерства в Российской Федерации »   (законопроект №238827-6). В этом документе законодательные нормы, связанные с  инновационной деятельностью, отсутствуют. По духу и букве это сугубо коммерческий закон по привлечению в экономику Российской Федерации средств частных инвесторов.   Может быть с учетом полученного отрицательного опыта бизнес-государственного партнерства ГМК и РАН в этом есть здравый смысл. Известно, что в науке отрицательный результат - тоже результат.   

     Предмет и цели настоящего исследования далеко ушли за рамки изучения процедур банкротства ООО НИК НЭП. В нем, в той или иной степени, отразились особенности, присущие развитию экономики нашей страны в целом.  Манера и форма изложения настоящих исследований, во многом, эмоциональны. Они навеяны  историей банкротства этого предприятия и  комплексной Программы ГМК и РАН. Может быть выводы и рекомендации, сделанные на их основе не могут вселять  оптимизма, так как свидетельствуют о беспомощности государства в пресечении "инновационных"  ККБТ,  безнаказанность в реализации которых подтверждает общепринятую точку зрения о глубоком кризисе национальной правоохранительной и судебной системы. Удручает  низкий уровень культуры предпринимательства в среде менеджеров среднего и высшего звена коммерческих и государственных компаний и учреждений, в том числе в научно-технической области. связанной с развитием инновационного бизнеса.   Конечно, выводы и рекомендации, представленные ниже далеки от совершенства. Кроме того, они, безусловно, затрагивают только малую часть проблем, связанных с развитием водородных технологий. Однако. они основаны на реальных событиях,  во многих случаях документально подтверждены. Будем надеяться, что высказанные соображения  могут представлять интерес для лиц, заинтересованных в инновационном  развитии  нашей страны.    

          Выводы

          1.  Говоря о применении водорода (H2) в качестве топлива для автомобильного транспорта, следует обратить внимание на обстоятельства, связанные с тем, что вопросы глобализации рыночных отношений являются доминирующим фактором развития национальной экономики.
Наша страна не является лидером мирового автопрома и располагается в середине второго десятка стран автопроизводителей. Объемы рынка производства российских автомобилей не превышают 3% от мирового уровня. Россия находится в одном ряду с такими странами как Канада, Франция, Великобритания, Италия и др. 
В силу этих объективных обстоятельств ни государство, ни российские предприятия не в состоянии сконцентрировать свои ресурсы на  создании инновационных водородных автомобилей. Надо сказать, что водородные технологии во всем мире переступили рубеж НИОКР и в настоящее время находятся на стадии коммерциализации. В этой связи, задача внедрения водородных технологий относится  в большей степени к экономическо-административной сфере деятельности, чем к разработке научно-технической продукции. 
Необходимо учитывать, что половина российских автомобилей производится лидерами мирового автопрома на дочерних предприятиях, являющихся резидентами Российской Федерации. Они владеют водородными технологиями, но не заинтересованы в продвижении инноваций в нашей стране. Следует иметь в виду, что это связано не с опасениями лидеров мирового автопрома конкуренции со стороны отечественных предприятий, а с тем, что административная система нашей страны не создает необходимые условия по продвижению на отечественный рынок иностранной высоко инновационной продукции. Российские государственные органы и бизнес не проявляют интереса к  развивающемуся рынку водородных технологий. 

          2. Важным событием в истории развития водородных технологий в России является попытка создания партнерства государства и бизнеса в лице ОАО ГМК «Норильский никель» и РАН. Основной причиной, приведшей к сворачиванию  инновационных разработок в области водородных технологий, как это стало очевидно в последствии, является неверная стратегия формированная ОАО ГМК «Норильский никель» и РАН  Комплексной программы поисковых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по водородной энергетике и топливным элементам. Сегодня стало очевидно, что эта стратегия не учитывала  факторы, связанных с разнонаправленными векторами интересов акционеров компании, менеджмента ГМК и непосредственных исполнителей - сотрудников дочерней компании ООО НИК НЭП, а также субподрядчиков, включая НИИ требующие модернизации лабораторной базы.   Без государственной поддержки модернизация институтов РАН и других отраслевых НИИ, а также коммерческих центров для  выполнения поставленных задач  была недостижима уже на стадии планирования. Мощная поддержка в области стратегического планирования в лице ученых экономистов и институтов, специализирующихся на прогнозировании темпов роста водородной экономики в России оказалась неэффективной. Она была излишне академична и слишком активно навязывала ОАО ГМК «Норильский никель» модель развития, связанную с рассредоточением капитала между различными объектами вложений с целью снижения экономических рисков (диверсификация), к реализации которой менеджмент компании оказала не готов, кроме того  она не учитывала тенденции быстро развивающегося международного рынка водородных технологий, в том числе на транспорте.

          3. Ошибка стратегического планирования при формировании Комплексной программы поисковых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по водородной энергетике и топливным элементам могла быть обусловлена неверной оценкой интересов ОАО ГМК «Норильский никель» в рамках бизнес-государственного инновационного  прорыва . Как выяснилось в ходе судебного процесса,  менеджмент ГМК не подтвердил «громких» заявлений о желании финансировать указанную комплексную программу бизнес-государственного партнерства.  Из всего этого следует, что стратегическое направление в ГМК не связано с развитием инноваций в области водородных технологий. Следует более внимательно рассмотреть сырьевой тренд в деятельности Норникеля. Действительно, рынок потребителей ГМК уже сложился, кардинального прироста  добычи металлов платиновой группы не предвидится. Какой смысл разрабатывать технологии сокращающие потребление платиноидов. Следуя логике компании распродающей сырьевые ресурсы - чем больше потребление этих металлов тем выше цена на это сырье. Диверсификация производства, продвигаемая, как оказалось не очень влиятельной группой менеджмента, не была оценена настоящим образом консервативным большинством.  Может быть этим объясняется причина резкого прекращения работ в области водородных технологий и полное отсутствие интереса к дорогостоящему оборудованию, которое в ряде случаев было в процессе банкротства прямо в упаковке продано за бесценок. По-видимому, это является не очень дальновидной политикой сырьевой компании, но жизнь показала, что ГМК вряд ли уже сможет вернуться к водородным технологиям в самое ближайшее время. Системный подход к анализу социально-экономического феномена этого бизнес-государственного партнёрства показал, что есть и другие более «эффективные» модели развития своего производства, речь идет о попытке заручиться поддержкой правительства в снижении для ОАО ГМК «Норильский никель» таможенных платежей на период до 2015 года. В средствах массовой информации активно обсуждается эта новация Норникеля. «Инновационный» эффект такого партнерства может составить  $1.5 миллиардов.

          4.  Анализ показал, что еще одной ошибкой стратегического планирования явилось создание самой  Комплексной программы поисковых научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по водородной энергетике и топливным элементам. Постановка глобальной нереализуемой задачи, по-видимому, была связана с желанием решить все проблемы сразу и очень быстро. Вероятней всего, что если бы программа была бы не такой дорогостоящий, и связана была бы с понятной для менеджеров по управлению финансовыми потоками проектами, например, со строительством и организацией эксплуатации  транспортно-энергетического комплекса, включающего в себя водородную заправочную станцию и парк инновационных водородных автомобилей, экологически чистую работу которого регулярно бы освещали в СМИ, она смогла бы быть доведена  до конца (кто знает?).
          5. Другой причиной, существенно затрудняющей развитие водородных технологий в России и это отчетливо проявилось в случае с реализацией упомянутой комплексной программы ГМК и РАН, существенно ускорившей развязку в деятельности ООО НИК НЭП, стало отсутствие законодательной базы в области водородных технологий и наличие устаревшей национальной нормативно-технической  базы в этой сфере. Создание инновационной продукции, соответствующей действующим архаичным правилам, принятым для водородных технологий, предполагает наличие огромных затрат, так как требует чрезмерных усилий по созданию лабораторной базы инженерно-технических центров, не говоря уже о серийном производстве продукции. Так, например ОАО ГМК «Норильский никель» потратив существенную часть выделенных средств на создание исследовательского центра ООО НИК НЭП и оснащение государственных НИИ не дождался начала их полноценной работы и появления первых опытных инновационных образцов продукции. Это обстоятельство было связано с тем, что установка оборудования требовала длительного согласования с органами Ростехнадзора и приводила к необходимости перестройки лабораторной базы, в  том числе проектных работ, СМР и др. Сложности с запуском в производство разработанного водородного оборудования в перспективе тоже внушали опасения.
          6. Проделанный анализ социально-экономических аспектов развития водородных технологий в рамках неудавшегося бизнес-государственного партнёрства с участием ОАО ГМК «Норильский никель» и РАН представляет собой только один, не очень удачный, но поучительный эпизод большой работы, по модернизации экономики нашей страны. Очевидно возможны и другие ошибки на этом пути, связанные с несовершенством системы продвижения инноваций. Следует иметь ввиду, что представленные в настоящем исследовании тенденции, свидетельствуют о недостаточно эффективной работе основных государственных институтов, включая систему  финансово-экономических отношений, правосудия, формирования национальной политики в области технического регулирования и др.
          7. В России не созданы условия финансово-экономического стимулирования и юридической защиты предприятии, специализирующихся в области инновационной деятельности. Большинство из них, не рассматривается в качестве организаций, имеющих для страны стратегическое значение, а представляется обычными участниками рынка, оказывающими услуги в различных областях деятельности. В то же время,  ликвидация таких предприятий, имеющих повышенный интеллектуальный потенциал может оказаться невосполнимой утратой, не соизмеримой с ликвидацией других предприятий, являющихся, например, участниками потребительского рынка и др.
          8. Россия, являясь правопреемником СССР имеет уникальные возможности  в области международной стандартизации. В соответствии с уставом международных организаций по стандартизации ИСО (ISO) и МЭК (IEC) русский язык является одним из трех официальных языков,   на которых могут издаваться международные стандарты. Это обстоятельство может существенно ускорить путь от разработки инновационных стандартов, в которых сосредоточен  международный научно-технический опыт, до отечественных предприятий и научных центров, занятых разработкой инноваций. Это позволит использовать их сразу после издания, минуя длительный путь имплементации в  национальную базу по стандартизации. Такой путь может занимать несколько лет. Часто бывает, так что национальные стандарты идентичные ИСО и МЭК появляются после того, как международные уже были существенно доработаны или изменены.

           Опираясь на приведенный выше анализ, представляется целесообразным разработать в рамках, например, функционирующих стратегий технологических платформ развития промышленности Российской Федерации  комплексную программу продвижения водородных технологий на период до 2030 г., включающую:

          1. Организацию международного сотрудничества с компаниями, лидерами мирового автопрома и других отраслей, развивающих водородные технологии будущего, с целью взаимовыгодного сотрудничества и  получения доступа к передовым инновационным технологиям в этой сфере.

          2. Перенастройку национальной законодательной и нормативно-технической базы с целью гармонизации ее с международным институциональным инструментарием развития водородной экономики (технический регламент, стандарты ГОСТ Р ИСО и ГОСТ Р МЭК и др.) , а также издания на русском языке международных стандартов, в первую очередь в области инновационного развития.
          3. Освоение передовых технологий в области водородной энергетики, связанных с международным сотрудничеством по созданию производств, предназначенных для реализации на мировом рынке компонентной базы водородных энергетических установок с объемом к 2030 году до 20-30% мирового рынка водородных технологий, с учетом реализации как самих сырьевых ресурсов (палладий, платина, никель и др.), так и вторичных продуктов их переработки. 

          4. Организацию совместно с мировыми лидерами производства водородных автомобилей и оборудования для инфраструктуры, связанной с их эксплуатацией, международного сотрудничества по строительству и  эксплуатации водородных транспортно-энергетических комплексов (ВТЭК), включающих водородную заправочную станции., парк водородных автомобилей и предприятия по их техническому обслуживанию и ремонту, а также подготовку специалистов способных обслуживать указанную инновационную технику.

          5. Тщательное изучение схем коррупционно-криминальных бизнес технологий с участием недобросовестных участников рынка, в том числе и рынка инновационных технологий, позволяющих им пользоваться несовершенством национальной законодательной и нормативной базы в области финансово-экономической деятельности и правосудия. Создание предпосылок для развития в нашей стране атмосферы здорового предпринимательства. Принять действенные меры по защите интересов добросовестных участников рынка  перед недобросовестными, использующими коррупционно-криминальные бизнес технологии в области несостоятельности (банкротства) и других финансово-экономических сферах. Сформировать  условия по искоренению формализма, бюрократии в правоохранительной среде и судебной системе.

 

Возврат на стр. 1


 

 
< Пред.   След. >